Первая часть истории

… Если?

Люда помедлила, улыбнулась. Потом вымолвила:

— Если мы будем жить в Брянске, и ты станешь называть мою маму мамой.

Я призадумался, затем произнёс:

— А тебе не кажется глупым переезжать из Подмосковья в какой-то Брянск?

— Что значит какой-то?

— Ну, согласись, Брянск – это не комильфо.

— Не соглашусь. Брянск – это здорово! Это мой любимый город, здесь меня всё устраивает, и тебе будет хорошо, если ты меня любишь. Или нет?

— Люда, я тебя очень люблю, безумно. Но твой родной город, прости, меня не впечатляет. И перспектива называть Викторию Павловну мамой – тоже.

— Вот как? Тогда считай, что я ответила отказом на твоё признание.

— Ты шутишь? Что за непонятные капризы! А почему я должен твою маму называть мамой? У меня, если ты помнишь, есть своя, собственная, родная!

— Вася, я это прекрасно помню. Я не заставляю тебя отрекаться от своей.

— И на том спасибо. А чем плохо, если я буду обращаться к тёще по имени-отчеству?

— Всем плохо. Это заставит вас держаться на расстоянии. И вообще, по имени-отчеству – это как-то официально. Мы ведь будем жить с ней. По крайней мере, первое время.

— С ней? Ты с ума сошла. Ни за какие деньги я не стану жить под одной крышей с твоей мамой…

… Спустя три месяца мы поженились, я обзавелся «престижной» брянской пропиской, устроился слесарем в жилконтору и скрепя сердце называл Викторию Павловну мамой. Правда, последнее обстоятельство не поспособствовало по замыслу Люды нашему с ней родственному сближению.

Тёща оказалась во всех отношениях идеальной! Ну, в том смысле, что соответствовала на сто процентов всем тем стереотипам, которые известны по анекдотам и юмористическим сценкам из «Кривого зеркала».

Она постоянно была недовольна тем, что зять якобы подолгу занимает ванную комнату, туалет, допоздна палит свет, ничего не делает по дому, мало зарабатывает, непрактичный, рохля, вечно путается под ногами, портит настроение нормальным людям своим никчемным существованием и «как не повезло моей дочурке с таким недоразумением».

Порою мне хотелось тёщу убить, отравить, войти в её спальню ночью и задушить подушкой. Терпение моё лопалось, но идею снять квартиру Люда отвергала напрочь – маме будет без нас тяжело, да как ты можешь, бессердечный человек…

Как-то вечером я вернулся с работы, и входную дверь мне открыла встревоженная супруга:

— Вася, мама пропала!..

Третья часть

Поделись этой интересной историей с друзьями, пусть они тоже будут в курсе!